Войти | Регистрация | Вход необходим для полного использования сайта
 +7.0 °C
Слепое обожание делает мужчину идиотом.
(Р. Хайнлайн)
 

Чувашский мир: Сказание о Сахваре и Хомки

Знакомства Доброе время суток. Меня зовут Владимир. Мне 32 года. Живу в городе Чебоксары. Л...
Знакомства Ищу мужчину от45 до 55 лет.ге пьющего...и чтобы руки росли откуда надо. Мне 53 .
Знакомства Познакомлюсь с простой,порядочной девушкой для создания семьи и с/о.
Владимир Изачак 26.08.2020 20:41 | 682 просмотров
Интересное Чувашский мир

Сахвар держал округу в страхе,

Хоть, сам был маленького роста —

Известный был колдун и знахарь;

В мир темных сил имел он доступ.

Умело пользовался им,

Нельзя было «тягаться» с ним.

 

Не только лишь в деревне Попль,

Но и вокруг — в других селеньях,

Кто прибывал; немного побыл —

Несли Сахвару подношенья.

Попробовал бы не носить —

Потом непросто будет жить!

 

В окрестных деревнях Сахвара

И уважали и боялись.

По всем вопросам мал… и старый

Сахвару угодить старались.

И без участия его

Тут не решалось ничего.

 

И жизнь его текла спокойно;

Почти что, царствовал в округе;

Не знал соперников достойных.

Ценили все его услуги,

Оплачивали щедро их,

За неимением других.

 

«Соперник», вдруг определился

В одном селении соседнем;

Хомки, младенец там родился —

Сахвару, как бы там…, наследник.

Тот это все предугадал —

Предвидением обладал.

 

Он сделал все, что мог бы сделать,

Чтоб помешать, Хомки родиться.

Однако, есть всему пределы —

И должен был Сахвар смириться.

Сам Киреметь (1) младенца спас;

Он был Верховный Бог у нас.

 

Хомки не просто так, родился —

На месте бабки-повитухи

Сам Киреметь туда явился;

Ему прислуживали духи.

Платок холщевый, что под ним,

В священной роще был храним.

 

А после, от платка кусочек,

Отрезанный легонько, с краю,

Он привязал, не став пророчить,

Дитю, носил чтоб, не снимая…

Всегда на шее чтоб носил,

Все время, до последних сил.

 

И было сказано при этом:

«Все зло, что принесут младенцу —

В три силы, в качестве ответа,

Тому злодею развернется…

Хомки лишь зло то прекратит,

Если виновника простит»…

 

Сахвар же продолжал бороться —

Он козни строил то и дело.

Пытался утопить в болотце,

Семья мальчишки вся сгорела;

А гром тот, вызвавший пожар,

Устроил, говорят, Сахвар.

 

О будущем Хомки не знали

Ни сам, ни односельчане;

Как сироту, и обижали,

Так, многие и привечали.

И ко всему тот привыкал;

Сахвар вот знал, но он молчал.

 

Однако, рос и рос мальчишка,

Наперекор своим невзгодам;

На мир не обижался слишком,

На выпады и эпизоды

Внимания не обращал,

Свои обиды всем прощал.

 

Сахвар и «пакостил» спокойно,

Все безнаказанно сходило.

Хомки он, все сносил достойно —

За ним угадывалась Сила.

Но он того не сознавал,

О будущем своем не знал.

 

И лишь, когда вошел он в силу,

Его способности раскрылись —

На «посвященье» пригласили;

Виденьем духи вдруг явились.

Дали единственный урок,

В назначенный на Это, срок.

 

Лишь только после посвящения,

Прошедшего в Священной Роще,

Узнал свое Предназначенье;

И был не прежний он уж больше.

И главное, что он узнал —

Волшебной силой обладал.

 

Судьбой заложено все было —

Сказали бы сегодня, в гены…

То Посвящение открыло,

Настали в жизни перемены.

И пусть противится Сахвар,

Он уж не снимет божий дар…

 

Построил дом свой не в деревне,

А за околицей, на горке;

Как повелел обычай древний,

Расставил идолы, сторожки…

Устроил и кумирню там,

Чтоб мог молиться сам богам.

 

Он добротою отличался,

Был скромен, не в пример Сахвару.

Он помогал, кто в нем нуждался,

На зло не тратил вовсе чары…

И полюбили все его;

Сахвар не одобрял того.

 

И пакостил Сахвар, вредил все,

Не только уж Хомки, и людям;

Тут дар Хомки и пригодился —

Гасить Сахваровы причуды.

Сахвар уж излучал лишь зло —

Вот тут с Хомки и повезло…

 

Кому б Сахвар ни сделал плохо —

Теперь к Хомки все обращались.

И нет опасностей в итоге —

Благополучно все кончалось.

Сахвар умрет скорей с тоски,

Коль, не удастся сжить Хомки.

 

Не раз Хомки был атакован,

Но тот не прежний уж, однако;

То на Хомки нашлет волков он —

На самого идет атака;

То хворь какую там, нашлет —

Тут сам с постели не встает…

 

Так, раз идет Хомки по склону,

А склон крутой, обрыв там ниже!

Как поползет вдруг по уклону;

А сам как будто, обездвижен,

Уже обрыв там, впереди —

Сорвется вниз, того гляди!

 

Хомки же, сам не растерялся —

Смотрел на землю, как катился;

Как высмотрел — сучок попался,

Прижал рукой…, остановился.

Обвел сакральный он кружок —

Злой силе перекрыл исток.

 

И вдруг тут, крик, и стон услышал;

С обрыва, там, куда катился,

Был человек как бы на крыше,

И вдруг, нечаянно свалился!

Под ним обрушился карниз —

Несчастный же сорвался вниз.

 

В упавшем, он узнал Сахвара,

Сломал тут ногу и ключицу…

Тут, не иначе, божья кара!

Хомки, быть может, и сердился,

Но, помощь сразу оказал,

Больного укорять не стал.

 

А случай этот след оставил —

Сахвар хромал остаток жизни,

Еще, уродством жизнь ославил….

Он стал и злее и капризней;

Как загнанный вконец-то зверь,

Одною целью жил теперь.

 

Ему во что бы то ни стало,

С Хомки расправиться бы надо.

И знал он способов немало,

И «новые» искал с досады.

Но, что бы ни придумал он,

Хомки был прочно защищен.

 

Еще вот, случай странной встречи —

Раз крысу встретил он на «кадке».

На мельнице, под зимний вечер;

Огромную, крупней собаки —

В том месте, где идет мука,

Уничтожает все с лотка…

 

Сразиться с ней…, тут не сноровка;

Не просто так она явилась.

Не сила тут нужна, не ловкость —

Тут Злая сила затаилась.

Тихонько вышел он во двор

И прихватил с собой топор.

 

Зашел в кустарник — был там рядом,

Набрал «сушняк», срубил рябинку;

Сложил все, заговор обрядный….

Огнивом высек он искринки,

Развел огонь; на нем обжег

Сырой рябиновый пруток.

 

Когда на мельницу вернулся,

Хлестнул он крысу тем пруточком,

И им же крысе в глаз уткнулся —

Проговорил:- «тебе полночки…»

 

Тут, что случилось-началось!

У жернова сломалась ось!

 

Давай тут жернов колесить,

И все, что есть вокруг, крушить;

И крыса злобно верещит,

Уже вся мельница трещит!

Хомки же сразу подскочил,

На жернов руку положил.

 

Он успокоил силу злую —

На место жернов закатился;

Лоток, разбитый был вчистую —

Так, сам собой восстановился.

Все, что шумело — улеглось,

Сама восстановилась ось.

 

Золы на крысу чуть посыпал —

Ее, как не было, исчезла.

На всякий случай, все прощупал,

И по лотку мука полезла…

Все, что творилось — словно сон,

И вовсе непричастен он….

 

Сахвар…, напрасно он боролся,

Последствия явились сразу;

На гвоздь он ночью напоролся

И одного лишился глаза.

Он от несчастья занемог,

Как следствие — надолго слег…

 

Бессмысленно просить прощенья,

Случившееся не вернется.

Сахвар лишь жаждал отмщенья,

Не зная, как все обернется…

Вот и «полночки» получил —

Жестокий нрав у темных сил…

 

Сахвар давно уже не прежний,

Уже и силы иссякают;

Клокочет в нем лишь дух мятежный,

Конец уж близкий ощущает…

Хромой, больной, кривой старик;

Не будь борьбы, давно бы сник…

 

Не знал Хомки пределов злобы,

На что Сахвар тот был способен…

Сахвар же, заклинал над гробом —

Не видел мир цены подобной!

Злым духам жизнь он заложил,

За то лишь, чтоб Хомки не жил!

 

И те уж очень постарались,

Хомки еще не знал такого!

Что было раньше — это малость!

Однако ж, выжил, слава Богу…

Но, случай тот запомнил он,

Еще бы…, чудом был спасен!

 

Хомки предчувствовал, конечно,

Не знал лишь времени и места.

Дух он — не «встречный-поперечный»,

Не знает правил он и чести…

Уж, как он нанесет удар —

Спасенье чудо, божий дар…

 

Случилось вот что. Как-то ночью

Лесною ехал он дорогой.

То ли так надо было срочно,

То ли уж предписали боги….

Темно, дорога не видна,

Была ущербная луна.

 

Вдруг, в Темень, видит очень ясно;

Перед лошадкой на дорогу

Выходит кукла в платье красном,

Раскрашенная убого…

Таких подбрасывали те,

К то с кем не ладил в суете.

 

Подбрасывали люди много —

Такое было уж поверье;

Что куклы те потом, в итоге,

Отводят зло к врагу ли, зверю…

Не подбирали люди их,

Предупреждали и других!

 

Их оказалось много очень,

Вдруг на телегу налетели —

Как муравьи, под темень ночи….

Хомки не разбирая цели,

Раскидывал тех кукол прочь —

Их снова возвращала ночь…

 

Не помогали амулеты,

Не помогли и заговоры —

Предусмотрели духи это;

Все злее делается свора!

Все уже, делается круг;

Уж и лошадка пала вдруг…

 

Усилием последним воли

Поджег Хомки для света сено,

Кидал заговоренной солью,

Обмазался волшебной пеной —

Чтоб всякое слетело зло —

Но тут, ничто не помогло!

 

Уже, не куклы вовсе — волки,

Увы, не в помощь воз горящий;

Не мог он отбиваться толком —

А их там много в темной чаще!

Вконец свалили и Хомки,

На шее щелкнули клыки…

 

И вдруг! О чудо! Там, на шее,

Был что-то, вроде талисмана!

Кусок холщевый, тот волшебный —

Носил его он, не снимая…

Волк поперхнулся и завыл,

То был не вой, а страшный гул…

 

Тут всколыхнулась вся округа —

Так этот случай завершился.

Все разбежались вдруг в испуге,

Хомки ж сознания лишился….

С трудом потом пришел домой,

Израненный, едва живой.

 

Он долго был на грани смерти,

Такое быстро не проходит;

Однако, выжил. Больше черти

Таких людей уж не тревожат.

А вот, Саквар скончался вдруг,

Закончил жизненный свой круг.

 

Закончил плохо, скажем прямо —

С похоронами стало худо.

Труп оголялся все упрямо —

Как ни следили, просто чудо!

Было нельзя так хоронить…,

Хомки бы, что ли, попросить?

 

Тот сам беспомощный валялся

После лесной ужасной ночи;

Здоровый бы, и то б не взялся —

«Допек» его Сахвар уж очень…

Ну, можно бы, в последний раз;

Но сам был при смерти в тот час.

 

Так, говорят, и закопали —

Обряд был полностью нарушен.

Урок тем Боги преподали,

Тем, кто закладывают души.

Если и кто извлек урок —

То был Хомки, и явно, впрок.

 

Прожил он славно свои годы,

В дальнейшем жил без потрясений;

Лечил он, принимал и роды,

Гадал…

Потом свое уменье

Своим потомкам передал.

При нас, пра-, правнук уж гадал…

 

Таков рассказ о быте старом,

Рассказ несправедлив, пожалуй;

По отношению к Сахвару —

Быть может, наговор немалый….

Не вправе я сюжет менять,

Таким дошел он до меня….

 

Примечания

1. Приведенная легенда связана с историей двухдеревень Ядринского района ЧР - Попль (литературизованное название Пупль касси, русифиципованное - Бобыль кассы) и деревни Ачак - Нижние Ачаки. В моем далеком детстве косогор (крутой склон долины речки Орпаш, назывался "Хомки тухури").

2.Претензии — почему не пишу на чувашском языке, не принимаю. Литературный наш язык я и в детстве плохо знал. А родной язык, что сохранил, хотя и прожил всю жизнь в русскоязычной среде — вирьяльский говор, объявлен «вне закона» еще сто лет назад нашим просветителем.

#литература, #Ядринский район, #предания, #чувашский мир, #творчество, #народное творчество

Еще больше интересных и актуальных новостей вы найдете в чувашской версии сайта!

 

См. также

Кто вы, чуваши...
2019, 11, 28
Поэтический сборник Валери Тургая издан на сербском языке
2019, 11, 28
Забвению не подлежат
2019, 12, 12
Как сделать скамейку со спинкой своими руками?
2020, 05, 11
Медаль становится игрушкой
2020, 05, 29

Добавить новый комментарий

Ваше имя:
Ваш комментарий:
B T U T Заг1 Заг2 Заг3 # X2 X2 Ӳкерчĕк http://
WWW:
ĂăĔĕÇçŸÿ

Всего введено: 0 симв. Лимит: 1200 симв.
Если у вас все еще нет раскладки для печати текста на чувашском языке, ее можете взять ЗДЕСЬ.

Разрешенные Wiki тэги:

__...__ - выделение слова ссылой.

__aaa|...__ - выделение некого слова ссылкой на другое слово.

__http://ya.ru|...__ - выделение слова ссылкой на внешнюю ссылку.

**...** - выделение жирным.

~~...~~ - выделение курсивом.

___...___ - выделение подчеркиванием.


Orphus

Баннеры

Счетчики

 
О сайте | Помощь сайту | Статистика
(c) 2005-2017 Chuvash.Org | Номер свидетельства о регистрации в качестве СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 68592, выдано 3 февраля 2017 года Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Содержимое сайта (кроме статей, взятых из других источников) публикуется на условиях CreativeCommons Attribution-ShareAlike 3.0. Вопросы по работе сайта: site(a)chuvash.org